Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Решение Дональда Трампа о выходе из ТТП будет иметь глобальные последствия

25 января 2017
1 040

Решение Дональда Трампа о выходе из ТТП будет иметь глобальные последствия

Принятое новым президентом США решение о выходе его страны из Транстихоокеанского партнерства (ТТП) активно комментируют экономисты со всего мира. Речь идет о крахе идеи, согласно которой США, как заявлял Обама, будут диктовать свои торговые правила всему миру. В итоге экономика США только выиграет – но выгоду получит и Россия.

Выполняя свои предвыборные обещания, Дональд Трамп подписал распоряжение о выходе Соединенных Штатов из ТТП, тем самым дистанцировавшись от своих азиатских союзников. «То, что мы сейчас сделали, – большое дело для американских рабочих», – заявил он после подписания документа. Ранее Трамп называл ТТП катастрофой для США. Вместо этого он обещал «договариваться о справедливых двусторонних торговых сделках, которые вернут рабочие места и промышленность обратно на американские берега».

Транстихоокеанское партнерство обещало стать крупнейшей зоной свободной торговли в мире. Планировалось, что в нем будут участвовать 12 стран, 1 млрд населения и 40% мирового ВВП. По оценкам, объем торговли между странами в ТТП мог вырасти на 11%, а ВВП членов партнерства – на 1,1%. В числе участников ТТП – Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, Чили и Япония.

Китаю пророчат место США в ТТП

Члены ТТП, конечно, догадывались о том, что Трамп примет такое решение. Некоторые страны ранее остановили ратификацию этого соглашения. Однако далеко не все готовы просто так отказываться от идеи по созданию крупнейшего в мире торгового союза. И замена США уже найдена – это Китай, экономика которого по многим показателям уже превзошла американскую.

Австралия и Новая Зеландия заявили, что не теряют надежду спасти Транстихоокеанское партнерство за счет присоединения к нему Китая и других азиатских стран, передает Reuters. Они уже провели переговоры об этом между собой, а также с Сингапуром. «Нет никаких сомнений, что потеря Соединенных Штатов для ТТП – это большая потеря. Однако мы не собираемся уходить. Возможность для присоединения к ТТП есть у Китая», – заявил премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл.

Однако такое развитие событий маловероятно. Изначально ТТП рекламировали как раз как новую экономическую силу в противовес растущему Китаю. В частности, об этом много говорили в Японии, и теперь она вряд ли согласится на членство Пекина. В Японии официально подтвердили, что не поддерживают других членов ТТП в сохранении партнерства после выхода Америки. Премьер-министр Абэ четко дал понять, что ТТП без США не имеет смысла, ибо тогда баланс интересов будет нарушен. А без США и Японии у этого партнерства точно нет будущего.

Скорее теперь членам ТТП придется в двустороннем формате договариваться с США о правилах торговли – и это как раз то, за что выступает Трамп.

Что касается Китая, то ему совершенно незачем спасать ТТП, заточенное под интересы США и Японии, а логичней развивать альтернативные торговые союзы. Обама создавал ТТП для того, чтобы самому диктовать торговые правила для Азии, прежде чем Пекин установил бы окончательное экономическое лидерство в регионе. В ответ на это Китай начал создавать Азиатско-Тихоокеанскую зону свободной торговли (АТЗСТ) и отстаивать создание Всестороннего регионального экономического партнерства (ВРЭП, RCEP). И Пекин не собирается отступать от намеченных планов.

Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин прямо не ответила на вопрос, заинтересован ли Китай в присоединении к ТТП. «Мы считаем, что в нынешней ситуации, вне зависимости от того, что происходит, все должны продолжать идти по пути открытой экономики для непрерывного развития и стремиться к сотрудничеству и обоюдному выигрышу», – сказала на ежедневном брифинге Чуньин. По ее словам, надо активизировать усилия по созданию АТЗСТ, плюс Китай надеется уже в ближайшее время завершить переговоры по RCEP.

«Мы уверены, что соглашение ТТП без США потеряет всякий смысл. Более того, оно частично потеряло бы смысл, если бы США не вышли из ТТП, но его отказалась бы подписать Япония», – говорит газете ВЗГЛЯД замдиректора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова. Сейчас ясно, что ни США, ни Япония документ не подпишут.

«Китай не займет место США в развалившемся ТТП, потому что ТТП изначально создавалось под транснациональные компании с корнями в США и под финансовый капитал американского происхождения. В соглашении прописывались условия, выгодные именно этим группам», – объясняет Петр Пушкарев из ГК TeleTrade.

К тому же сами азиатские страны могут не согласиться сделать Китай лидером ТТП. Развивающимся странам – членам союза нужен был американский рынок сбыта. В обмен они готовы были впустить на свой рынок крупные американские корпорации. Китай как рынок сбыта не менее интересен для стран АТР. Но Пекин, несмотря на заявления об открытости экономики, жестко защищает местный рынок. С другой стороны, недорогая китайская продукция уже и так присутствует на рынках практически всех стран АТР, даже Японии.

«Но, конечно, поскольку ТТП не будет, то это позволит Китаю усилить свои лидирующие позиции в Азии. Но не с позиции силы, как это пытались сделать США с помощью ТТП, а путем взаимовыгодного проникновения экономик, то есть традиционным для Китая путем», – добавляет Пушкарев.

Окно возможностей для ЕАЭС и России

Выходом США из Транстихоокеанского партнерства (ТТП) могут воспользоваться Китай, Евросоюз и Россия.

Если исходить из расчетов Всемирного банка, то для России эффект от создания ТТП был бы нулевым, для Китая эффект был бы отрицательным, но не слишком (минус 0,3%). Однако в долгосрочной перспективе ТТП могло нанести более существенный удар. Если бы Транстихоокеанское и Трансатлантическое (США и ЕС) партнерства были реализованы, то в долгосрочной перспективе ЕАЭС оказался бы в торгово-инвестиционной изоляции, считает директор центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Евгений Винокуров. Тогда как для ЕАЭС и России, на которые приходится всего 2% мирового ВВП, приоритетная цель сегодня – расширять торговый союз, и в первую очередь за счет создания зон свободной торговли со странами АТР.

«Администрация Обамы так заботливо взращивала этот проект, чтобы создать в Азиатско-Тихоокеанском регионе мощный экономический плацдарм против Китая и России и ограничить доступ продукции и сырья из этих стран на рынки стран – участниц соглашения», – отмечает Мильчакова.

Теперь же выход США из ТТП создает окно возможностей для России и Евразийского союза, считает Винокуров. Странам ЕАЭС будет легче реализовать свою стратегию по созданию зон свободной торговли с разными странами в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Пока заработали только ЗСТ между ЕАЭС и Вьетнамом и Сингапуром. Но вот Новая Зеландия, например, в 2014 году отказалась создавать ЗСТ, потому что увлеклась налаживанием торгового сотрудничества с США в рамках ТТП. Теперь же Новая Зеландия может оказаться более сговорчивой.

«Вполне возможно, что теперь станет легче продвинуться также с Южной Кореей, Индонезией, Таиландом, Чили. Пусть товарооборот с такими странами, как Чили, незначителен, но это полезные плацдармы, а товарооборот имеет свойство расти при создании условий», – полагает Винокуров, передает РИА «Новости».

Неплохо и для ЕС

Евросоюз из-за решения Трампа также получит шанс развивать более тесные отношения со странами АТР. Германия уже заявила, что намерена воспользоваться этим.

«Если Трамп начнет торговую войну с Азией и Южной Америкой, это откроет возможности для нас... Трамп должен признать, что американская экономика неконкурентоспособна, в отличие от немецкой», – заявил немецкий вице-канцлер Зигмар Габриэль изданию Handelsblatt.

Наконец, теперь с большей уверенностью можно говорить о том, что за решением выйти из ТТП может последовать отказ США и от соглашения TTIP (зоны свободной торговли) с Европой, через которое Вашингтон навязывал невыгодные условия Брюсселю.

Так, например, это соглашение не только ликвидировало таможенные барьеры, которые и так были низкими, а сильно упрощало нетарифные барьеры (стандарты и нормы). В Европе они жестче, чем в США, что создавало угрозу для химического и сельскохозяйственного бизнеса Европы. Например, в Европе действует принцип, по которому товары или производственный процесс разрешаются, только если имеется научное подтверждение их безопасности для человека или природы. В США же ситуация иная. Здесь можно продавать товары без ограничений, пока не будет научно доказана их опасность. Например, в США активно используется так называемый фрекинг (гидроразрыв пласта) для добычи сланцевой нефти и газа. В европейских странах он запрещен. Такая же ситуация и с ГМО-продуктами (в США разрешены, в Европе запрещены). Вашингтон хотел за счет соглашения ослабить европейские ограничения на использование вредных промышленных и сельскохозяйственных веществ и содержание их в потребительских товарах.

Характерный пример: производители косметики и парфюмерии, базирующиеся во Франции, лишены права использовать 1200 веществ, в то время как их конкуренты с другой стороны Атлантики ограничены перечнем всего из 12 пунктов.

То есть, пока европейские фермеры переходили бы на новые форматы работы, европейский рынок заполонила бы американская продукция.

Глобальные последствия

«Соглашение ТТП не было выгодно никому, кроме уже проигравших выборы элит в самих США и кроме некоторых политиков в других странах. Соглашение было результатом (действий) финансового лобби и защищало прежде всего именно интересы крупного транснационального капитала (американского) в ущерб местным внутренним производствам и рынкам услуг. Транстихоокеанское партнерство было от начала до конца нечестной сделкой. Был задуман огромный кластер из стран Азии, Океании и некоторых стран Южной Америки с ведущей ролью США, где господствующую роль играли бы транснациональные крупные корпорации, преимущественно с американским капиталом», – говорит Петр Пушкарев.

При этом с точки зрения интересов американских промышленников и американских граждан, налогоплательщиков, а также бюджета США это соглашение было также невыгодно. Развивающиеся страны, подписавшие ТТП, получили бы беспошлинный доступ на огромный американский рынок. «Это бы привело к закрытию ряда предприятий в США, банкротству фермеров, возможному бегству производств из США в другие страны для обеспечения бизнесу конкурентных преимуществ. То же самое можно сказать о Японии, Австралии и Канаде», – объясняет Наталья Мильчакова.

«Выходя из соглашения, Трамп возвращает ситуацию на место, с головы на ноги. Производства и капиталы не вернутся в США в одночасье, но процесс начнется. Те же крупные компании, кто предпочтет сохранить локализацию производства за рубежом, особенно в странах Азии, смогут это сделать по-прежнему, но им придется за это платить пошлины или налоги, что уравняет их в правах с другими компаниями. Это вполне справедливо, даже если в результате сдуется фондовый пузырь в США, но фондовый пузырь и интересы экономики – не всегда одно и то же. В то же время укрепятся фондовые рынки азиатских стран, особенно Китая, но со временем также и Японии и других государств – бывших уже участников ТПП», – считает Пушкарев.

Собственно, дальше все ждут бесславного конца соглашения TTIP с Европой и пересмотра действующего соглашения NAFTA о свободной торговле между странами Северной Америки. «Это кажется сегодня невероятным, но не исключено, что со временем сами США могут поднять вопрос о пересмотре правил ВТО. Если такое произойдет, то старая модель глобализации претерпит радикальные изменения, которые распространятся в том числе на многие другие глобальные экономические институты – МВФ, Всемирный банк и т. д.», – не исключает Мильчакова.

Поделиться: